Приветствую Вас Гость!
Суббота, 25.11.2017, 10:46
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Подразделы

Баннеры

ТУЛЬСКАЯ ГАРМОНЬ

ГАРМОНИ ОТ УХАНОВА

Рекламная пауза

Поиск по сайту

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Обзор гармони

Аудио - видео

Новые материалы

Новые темы форума

Оцените гармонь

Ссылки

Главная » 2010 » Январь » 17 » Регионоведение и музыкальная культура
00:57
Регионоведение и музыкальная культура
В поисках объединяюще-вдохновляющей национальной идеи России, в русле возрождения гуманитарных духовных традиций, в сложных условиях укрепления гуманистических устоев и знаковых культуррегентских усилий европейской составляющей мировой цивилизации, регионоведение призвано исполнить и восполнить мирную решающую роль в гуманном сопряжении поливекторного «разноцветья» многовекового наследия и натиска постоянных «вызовов современности». Понимание: становление и установление исторически-значимых реалий постмодернистского, затем – форм информационного типа сообщества и в ситуации глобализации не прекращают являть миру все новые и музыкальные достижения.
Новации модернизации в авторском пространстве культуры поставляют и постановляют исследовательский барьер традиционному возрождению, что очерчено самою необходимостью приятия и принятия определенно видимой дистанции, «живительной» путеводной нитью которой почитаема именно музыка. Космические параметры и кармические парадигмы «музыки души» человека, «музыка души в Храме Духа», «музыки бытия» ее земного предела и определяют во всеуровневой полноте гармонии то, что, аллитерируя афористическое соположение В.В.Вересаева, можно проективно свидетельствовать в структуре – «живая жизнь».
На заре ХХ века профессор (будущий академик) Б.В.Асафьев последовательно взывал к развертыванию досконального изучения отечественной музыкальной истории, написанной пока «на примере двух столиц». В 1928 году он, в частности, писал: «Сознавая всю трудность задачи и даже невозможность при теперешнем состоянии материала и источников дать исчерпывающее историческое исследование о русской музыке, не как музыки только высших слоев населения бывшего Петербурга и Москвы, а как эволюции музыкальной культуры всей страны, я тем не менее решился зафиксировать результаты своих наблюдений в виде обзора основных пройденных вех». Осознанное им актуально как никогда.
Государственная система США эпохи «Великой депрессии» (первой трети ХХ века) активно взывала (и субсидировала!) … краеведческие исследования, «собирая» тем самосознание своей американской нации, поддерживая огонек надежды в душе простого американца. А искреннее целеубеждение (на огромных просторах отечественного государственного образования, именуемого Российская Федерация) в необходимости и неизбежности постижения и осознавания собственной национальной идентичности (в ускоряющемся мировом потоке глобальных и кардинальных изменений) активирует научную добросовестность, тактичную интеллигентность, стойкую убежденность, принципиальную (нравственную, религиозную, духовную) «политкорректность» и создавания официального звукового «портрета эпохи», и бытования неизбежного андеграунда (особенно, разноаспектных пластов ментальности), отчетливо дефинируя /О.И.Филатова/ постижение «НАЦИИ как ИНТО-НАЦИИ», что единственно невычерпаемо.
Известный английский писатель Чарльз Сноу (1905-1980) настаивал, что общество не сможет «выжить без знания того дома», в котором живет; данный постулат он выразил в середине ХХ столетия, в сложной ситуации образовавшейся обособленности и, казалось, окончательного противопоставления естественнонаучного и гуманитарного знания как процесса познания. На сегодняшний день тенденции (а также исторические традиции) единения и гуманизации возобладали несомненно. Судьбоносно, что именно наши соотечественники – великие гуманисты ХХ века достойно ответствовали современности; прежде всех – это основатель Фонда культуры России Дмитрий Сергеевич Лихачев и организатор Союза краеведов России, историк-архивист Сигурд Оттович Шмидт.
Актуализация в ХХI веке образа «дома», возникшего, верно, в необходимости первобытной защищенности рода человеческого, сфокусированного античной традицией как духи очага – Лары и Пенаты, заявленного в просвещении Нового времени категорией «гражданин мира», подтверждена научными исследованиями Новейшего времени в установлении постоянной взаимосвязи всего живого (человека, животного, любого растения и даже … камня) со структурной (и, прежде всего, водной) основой местности своего рождения. «Genius loci», тем не менее, акцентирует планетарное мышление, что позиционно высвечивает вселенские параметры и явные значения «домоведения»: «ойкумена», «экология», «жизнь».
Бытовавший в России термин «краеведение», даже будучи калькированно заменен на «регионоведение», все так же неполно отражает и существо процесса, и тождество его содержательного наполнения, и масштабирование его территориального объема. Даже реанимирование канувших в Лету административных единиц (земство, губерния), прозрачные географические границы областей и округов педалируют лишь, скажем, «движение жизни в процессе самой жизни»: таково, на нашей памяти, прирастание размеров (площади) Тулы (за счет выборочного учета ее поселков). На сих путях оказались мало эффективны и внедренные «евротермины» ведомственной принадлежности: мэрия, департамент, агентство.
Очевидны исторические этапы возникновения и обоснования таких терминов, как «родиноведение», «отчизноведение», «малая» родина. Даже учебная дисциплина «страноведение» очерчивает позиции «края» (региона) не жестко. Традиции же «краевой» (региональной) культуры, через их яркие локальные особенности, демонстрируют в своей конкретике общемировые составляющие полюсов формирования и развития человечества, развертывая их в полномасштабной «гуманноориентированной» проекции, а не только «фольклор», собирание которого вне бытования проблемно.
Несомненно, что первичное, лежащее на поверхности (и разделяемое историками), прочтение «КРАЕведения» привычно анализируется в сугубо фольклорном ключе, и здесь ничего не смогла заменить перемена термина на «регионоведение». Однако, изначально, имея даже фольклорообразующие установки, ученые все же призваны учитывать специфику истории народной культуры в нашем отечестве, раскрывая всю ее неоднозначность: и в условиях социальной закрепощенности, необходимости экономического перемещения в города, освоения новых земель, насильственного выселения с занимаемой территории, трагический последствий военных катаклизмов, прямых противоправных действий и т.п.
Сопряжение регионоведения и культуры вскрывает сложные и неоднозначные процессы либо пресечения традиций или их унификации (как диаспоры в мегаполисе), либо уничтожения традиций (вырванных с корнем) или их растворения (в метрополии). Возникающие сложности «восстановления традиции прерванной взаимосвязи» (как и ре–лигии) неминуемы, научное освещение «возрождения» предполагает констатацию всей проблематичности.
Учитывая идеологическое давление и тенденциозно политизированные установки, в частности, советского периода отечественного музыкознания, явственно то, что сам Б.В.Асафьев означенно составил музыкально-краеведческие программы – только фольклорного наклонения. Так, в материалах о его деятельности опубликован, как предполагавшийся, План работы [1] предназначенного для занятий студентов консерватории исследовательско-познавательного кружка (апрель, 1929). Показательны и мысли ученого о необходимости устроения при консерватории музыкально-исторического собрания, озвученные им [2] на заседании соответствующего Правления (11 мая 1929 года).
На излете ХХ столетия уже все российские регионы приняли к реализации «асафьевскую программу» как свою магистральную идею. Серьезные, и наиболее «проявленные», научные школы сформировались в крупных территориально-экономических землях, например: уральской, западно- и восточносибирской или дальневосточной. Эти «удаленные регионы», обладающие богатейшим историческим наследием, позволяют многогранно раскрывать все незадействованные клады музыкальной культуры.
Высокая степень научной проработанности, преемственность в отношении музыкально-краеведческого материала, его количество и качество обеспечивают диссертационные исследования нередко «на базе одного города» (Новосибирск – певческий, джазовый, симфонический, пианистический, роковый…). Бесспорно, первым комплексным историческим исследованием нового типа выступила книга (и кандидатская защита в форме доклада) И.А.Чудиновой, посвященная музыкальной топографии Петербурга, а начинавшаяся с работы над описанием живого феномена – звучащего города.
В Центральном регионе России каждый областной центр заявлен собственной музыкально-краеведческой традицией. Тамбов славится разветвлением сети историко-тематических экспозиций в любом местном (и даже школьном) музее; Тверь развивает работы доктора педагогических наук Л.А.Тарасовой; Курск основывает школу доктора искусствоведения М.С.Космовской на базе КГУ, где все ее аспиранты, освещая ли историю театральной культуры, школьного или музейного дела, концентрируют свои исследования именно в направлении собирания музыкального краеведения.
На рубеже тысячелетий перспективы рассмотрения музыкального краеведения приняты к реализации в качестве национально-регионального компонента учебно-воспитательного процесса, согласно разработанным в отечественных весях документам («Национальная доктрина образования РФ», «Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года», «Федеральная программа развития образования» и др.).
В Туле региональные программы для учителей школы (искусств, художественной, музыкальной, общеобразовательной) были сформулированы, соответственно, по линиям ГУДПО «Учебно-методический Центр по образованию и повышению квалификации работников культуры и искусства», Института повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования Тульской области и т.п.; действует долговременная программа развития краеведческого движения учащейся молодежи и педагогов области «Тульский край – земля родная» на базе Центров детско-юношеского туризма города и области. В организации информационного обеспечения, ресурсной базы и собирания материалов выступила Тульская областная универсальная научная библиотека (Сектор краеведения, Отделы искусств, Справочно-библиографический и пр.).
В тульском масштабе первым в новом веке, хотя и чрезмерно кратким (т.к. не издан Сборник докладов, заявленный в аннотации выпуска), а также раритетным (тираж всего 100 экз.) музыкальным собранием регионального характера [3] следует указать тезисные публикации I Белобородовских чтений: к 175-летию Н.И.Белобородова (инициированные Мемориальным музеем Н.И.Белобородова – Филиалом ГУК ТО «Объединение "Тульский областной историко-архивный и литературный музей”»). Выступления, прозвучавшие 13 февраля 2003 года, были обращены как к давним и недавним именам истории отечественной музыкальной культуры (А.Н.Скрябин, Г.Г.Галынин, К.К.Иванов, Г.З.Райхель, М.А.Риттих, Р.К.Щедрин), так и к аналитическому изложению опыта создания и перспектив развития музеев (или музейных отделов, передвижных экспозиций мемориальных стационаров Центра России) соответствующего профиля.
К сожалению, в данное собрание не вошли материалы выступления директора Центрального архива литературы и искусства Москвы, кандидата исторических наук Игоря Евгеньевича Ромашина по теме «Деятельность Сергея Львовича Толстого в Московском государственном институте музыкальных наук (ГИМН). 1922-1923 годы». Дело в том, что существование ГИМНа в ранний советский период показательно ужe само по себе. А Сергей Львович Толстой – фольклорист (преподававший музыкальную этнографию даже в Московской консерватории) и композитор (сочинявший романсы на стихи русских поэтов, издавший обработки французских, бельгийских, индусских песен, писавший об испанской народной музыке). На Международном конкурсе «Дома песни» 1908 года он, как композитор, был удостоен премии за «Десять шотландских песен» на стихи Роберта Бернса. С.Л.Толстой работал (в 1921-1930 годах) научным сотрудником ГИМНа; он, видимо, не без влияния идей отца, посвятил свою деятельность делу изучения и пропаганды музыкального творчества народов мира; его жизнь и творчество заслужили, но еще ожидают, пристального внимания культурологов, музыкантов, краеведов.
Сфера искусствоведческого исследования музыкальной культуры региона, в случаях нарушения естественных исторических фаз и условий бытования фольклора, влечет за собою констатацию стойкой и своеобразной дилеммы. Трактовка единичного (запечатленного при помощи технических усилий) фольклорного случая не способна служить непререкаемым образцом, ибо – Традиция живет и обитает в собственном постоянном развитии.
Означенное противоречие приводит к поиску новых форм бытования современности музыкальной культуры народа – его все еще живой «музыки души», мобильность которой породила всевозможные жанровые разновидности городской (некогда мещанской – любительской: романсовой, частушечной) песенной практики; а также все разностилье «авторской песни»: от высокой балладной (барды, «скальды») до первичной детской; от прошедшей сквозь глубокий демократизм и униженное клеймо «самиздата» туристической «песни под гитару», «песни у костра» (КСП: Клубы самодеятельной песни, песенные фестивали, туристские поляны, «физики-лирики») до официально поощряемой «художественной самодеятельности»; от поп-музыки (рок- и рэп-, панк- и мэтл-, брейк-данс и скэт…) до мелодичных и ритмичных шлягеров эстрады; от образной актерской манеры до популярных «шансон» – высоким («французским», как всегда, «с нижегородским») штилем означенный пласт мелоса тюремных, лагерных и иных маргиналов.
Тульский регион славен своим народно-песенным наследием, смыкающим фольклорные традиции севера и юга России. Фиксируя историческую ценность собраний П.В.Киреевского и И.П.Сахарова, первые музыкальные записи Б.Ф.Смирнова в Ясной Поляне, подчеркнем значимость публикации традиционных бытовых (А.М.Новикова, С.И.Пушкина) и свадебных песен Тульского края. Исследования традиций народной культуры, проведенные кандидатом педагогических наук Ольгой Николаевной Прокопец, ужe сопровождались звуковым приложением (записи 1991-1997 годов на аудиокассетах). Исконные детские народные музыкальные игрушки собирает и изготавливает тульский мастер Ирина Владимировна Агаева (или по ее заказу), что позволяет проводить разработку занятий музейной педагогики (например: «Погремушки – добрые игрушки», «Музыка с грядки»). Фольклорист Ю.А.Бахрий вообще считает Белевско-Одоевское пограничье исконным местом возникновения русских трещоток.
Продуктивно сравнение материалов, изданных «Музыкальной археологией» (Р.Садоков – по линии Института этнографии СССР, под патронажем отделения ЮНЕСКО, патронирующего сохранение нематериальной – духовной культуры), с находками раскопов на территории Тульского края и, конечно, с исторической фиксацией и возрождением народных промыслов. В «Этнографическом обозрении» (за 1912 год) были помещены: наблюдения С.Сухотина в деревне Кочеты (Новосильковский уезд Тульской губернии, 1912 год, статья «Несколько обрядов в Тульской губернии»), как девушки делали «кукушку» наподобие «шалашика: в лесу втыкали крест-накрест две ветки черемухи, вешали посредине крестик, украшали лентами, тряпочками, травой. Около такой "кукушки” кумились, жарили и ели яичницу, а потом ходили сюда в праздники, если парни не сломают шалашик. Здесь сохранялся троицкий обряд кумления и поедания яичницы, но собственно "кукушки” не было»; Е.Н.Елеонская в том же уезде, но в имении Липки (в 1910 году) видела обряд, который сохранил лишь название «крещение и похороны кукушки», при том никаких действ не было: молодежь гуляла, плясала, пела частушки, которые иногда тут же сочинялись. Как считает В.К.Соколова [4], так происходил и фиксировался переход от соблюдения обрядовости к игре, творчеству, искусству.
К автору данного пленарного доклада обращалась ГТРК «Тула» для организации пилотной серии передач по истории и современности музыкального краеведения. Духовная значимость и неизбежные трудности фольклорных реставраций были отдельно откомментированы в телевизионной рубрике «Какие мы?» – на примере аналитического музыкально-психологического портрета социально-творческой жизнедеятельности Плехановского народного хора (Дома культуры ОАО «Тулаэлектропривод» – ныне Культурно-досугового центра поселка Плеханово), коего художественный руководитель и дирижер Лилия Жейкова – истовый подвижник.
Тула, к сожалению, крайне ущербна отсутствием статусных (для областного центра) реалий музыкальной культуры – оргaна, филармонического симфонического оркестра, музыкальных театров: оперы, балета, оперетты, стационарных детских и юношеских коллективов. Хотя, образованная в 1937 году из Концертного бюро, филармония Тулы и в военное лихолетье собирала симфонический оркестр, которым дирижировал Григорий Райхель. Позже были попытки держать камерный оркестр («Ричеркар»), с которым работали Владимир Подгайнов, и затем Юрий Николаевский.
В Туле, при вузах, возникали студийные формы работы оперетты: студенческий театр Механического института (теперь Тульского государственного университета), созданный по инициативе ректора (дирижеры: Григорий Захарович Райхель, Генрих Самойлович Гиндес; концертмейстер Валентина Николаевна Лазутина); студенческий театр оперетты (получивший звание «народного») при педагогическом институте (теперь университете) им. Л.Н.Толстого, который возглавила Эльза Владимировна Плавская, заслуженный работник культуры РСФСР.
Ныне, в Доме кино (кинотеатр «Центральный») предпринята попытка воссоздать городской театр оперетты Ириной Александровной Воробьевой. Характерно, что именно Дом кино Тулы провел творческий вечер встречи с Александром Журиным, посвященный 50-летию барда, поэта и автора-исполнителя. Знаменательно, что в кинотеатре «Родина» (директор Е.Д.Бутовская) звучит и «афганская» песня воинов-интернационалистов, и творчество заключенных, и струны гусляра.
В Тульской областной ДМШ им. Г.З.Райхеля обучают игре на гуслях и (руководитель Аленичев Владимир Витальевич, с 2005 года) сформирован ансамбль «Тульские гусляры»; в филармонии есть оперная студия, группы «Детской филармонии» (музыкальный театр «Орфей» Ларисы Шереш и др.). Отдельные коллективы музыкантов Тулы и области пытаются восстановить классику. Таковы: Новомосковский симфонический оркестр (дирижер, заслуженный работник культуры РФ Александр Скуднов), Тульский муниципальный камерный оркестр (художественный руководитель и главный дирижер Михаил Угримов), ансамбль скрипачей (выросший из самодеятельного статуса: основатели – Григорий Райхель и Алла Трунова; руководители: художественный – Наталья Львова и музыкальный – Людмила Зайцева) и камерный оркестр филармонии (под управлением заслуженного артиста РФ, пианиста Якова Соловьева), Губернаторский духовой оркестр (художественный руководитель и главный дирижер, заслуженный артист РФ Полислав Балин), оркестр народных инструментов «Тула» (художественный руководитель и главный дирижер, заслуженный работник культуры РФ Сергей Саксин), Тульский муниципальный оркестр русских народных инструментов «Ясная Поляна» (художественный руководитель и главный дирижер, заслуженный деятель искусств РФ Виктор Синьковский).
Толстовская Ясная Поляна, бесспорно, спроецировала свое имя на современную тульскую культурную жизнь. Яснополянский «лейбл» носят и кондитерская фабрика, и музыкальные коллективы. С маркой «Ясная Поляна» работает и одноименное трио: женский вокальный дуэт сопровождает гитара, на которой выступает Сергей Руднев, ученик Сергея Павлова – выпускника РАМ им. Гнесиных.
Именно тулянин, гастролирующий музыкант-исполнитель (на гитаре) Сергей Викторович Павлов, вместе с библиофилом и краеведом (инициатором издания «Тульский венок Есенину»), заслуженным работником культуры РФ Валерием Васильевичем Пилипенко, автором публикаций о лексикографе-энциклопедисте, гитаристе и композиторе Николае Петровиче Макарове, бился над возвращением к жизни идеи проведения в Туле Международных конкурсов гитаристов (не только по исполнительству, но и – по мастерству изготовления музыкальных инструментов, и по композиции) имени Н.П.Макарова. Сам Николай Петрович, давший свой первый гитарный концерт в Туле (1841), подобный конкурс (всестороннего мастерства, 1856) организовывал … в Брюсселе.
В Тульском крае регулярно проводятся Межрегиональные конкурсы исполнителей народной музыки «Песни родины Л.Н.Толстого». Однако, даже в областном центре периодически возникают финансовые вопросы, проблемы базирования (аренды), вследствие чего исчезают целые хоровые – ветеранские, детские, народные коллективы (и печальный пример тому – перипетии краха творческой деятельности из-за невозможности функционирования Тульского русского народного хора, проработавшего 42 года на культурной ниве и носящего имя его основателя – А.И.Федякина).
В Мемориальном музее-квартире Елены Фабиановны Гнесиной, в ее архиве /оп. ХI, д. I, ед.хр. 1. – О.Ф./ сохранилась Программа благотворительного концерта в пользу бедных города Епифани (1890), где прозвучала музыка Евгении Фабиановны Гнесиной-Савиной, Александра Тихоновича Гречанинова, Георгия Эдуардовича Конюса, Адольфа Адольфовича Ярошевского, Ильи Николаевича Протопопова [5, с. 129]. Этот костяк консерваторского студенческого кружка Москвы, собиравшегося в гостеприимном и музыкальном Гнесинском доме, представлял тогда комические произведения; например, И.Н.Протопопов, официальный секретарь кружка, выступил как автор (и исполнитель главной роли) водевиля «Гамлет Сидорович и Офелия Кузьминична». Известно и об участии Елены Гнесиной [5, с. 131] в камерном вечере памяти (1913 год) Л.Н.Толстого, устроенном Толстовским обществом.
Невзирая на то, что Тульская земля не стала приютом какого-либо гениального классического музыканта, тульское музыкальное краеведение способно собрать внушительное число исторических персоналий, чья достойная деятельность (иногда по случаю) оказывалась постоянно взаимосвязана с музыкой. Планомерной расшифровке подлежит музыкальное освещение культуры региона – и как художественных событий жизни, и как бытия повседневности: в литературных сочинениях и на театральных подмостках, на полотнах живописцев и в изделиях народных мастеров, на страницах прессы и в мемуарных откликах; особое направление поиска составит исследование последующей – современной истории как оживших музыкальных картин, запечатленных произведениями искусства в слове, краске, сценическом пространстве.
Своего часа ожидают: Музыкальный «Круг чтения» Л.Н.Толстого, поэзия С.А.Есенина и проза В.В.Вересаева, духовная деятельность князя В.Ф.Одоевского и церковная музыка палеографа Д.В.Разумовского – апологетов древнерусской традиции, звукопись И.С.Тургенева и произведения В.Д.Поленова, супружеская пара – солисты Большого театра Медея Мей-Фигнер (сопрано) и Н.Н.Фигнер (тенор), создание музыкальных классов и областной филармонии, школ и техникумов (училищ, колледжей), уверенный голос Владимира Семеновича Успенского на военной волне радиовещания героической обороны Тулы и многое, многое другое.

Вот несколько страниц «региональной» музыкальной истории.
Александр Алексеевич Плещеев (1778-1862) – родственник В.А.Жуковского и Н.М.Карамзина – в Чернском родовом имении имел крепостной театр (и, конечно, оркестр), где постоянно устраивались сценические постановки и оперы. Плещеев был ярким композитором, виолончелистом, поэтом, драматургом и артистом; его опера «Брак поневоле», по Ж.Б.Мольеру, приписывалась С.Н.Титову, а опера «Клорида и Милон», по В.В.Капнисту, – Е.И.Фомину. А.А.Плещеев – создатель первых русских вокальных баллад; так, «Светлана» В.А.Жуковского была исполнена в Черни в 1814 году, с домашним оркестром; вообще же на слова Жуковского он написал два тома вокальных сочинений (изданы в 1832 году). В Петербурге Плещеев – член пушкинского литературного кружка «Арзамас» (А.С.Пушкин правил либретто плещеевской оперы «Аника и Парамон»). А.А.Плещеев заведовал придворной труппой, будучи в Дирекции императорских театров, и состоял чтецом императрицы Марии Федоровны. О нем блестяще отзывался Всеволод Александрович Прокофьев в работе «Из истории русского просвещенного музыкального дилетантизма» (De Musica. – Л.,1927).
На сегодняшний день уже около сорока романсов вдохновлено звучанием поэзии Алексея Степановича Хомякова. Таковы, например, теперь ставшие широко известными (т.е. идеологически приемлемыми) строки стихотворения «Подвиг», увековеченные тонким звучанием музыки (так редко исполняемого) романса Петра Ильича Чайковского:

Подвиг есть и в сраженье, Подвиг есть и в борьбе; Высший подвиг в терпенье, Любви и мольбе.

Автор текста нашей песни «Дубинушка» – Василий Иванович Богданов (1837-1886), уроженец земель Лихвина Тульской губернии, учитель-репетитор дочери известного московского врача А.Е.Берса – Софьи Андреевны (в замужестве Толстой). При городской библиотеке им. Л.Н.Толстого ужe четвертое десятилетие ежемесячно собирает на заседание «яснополянские четверги» кандидат филологических наук Ирина Евгеньевна Гринева, впервые пригласившая нас своим «толстовским обществом» на чествование юбилея и подвига жизни Софьи Андреевны Толстой, в деятельности которой музыка и музицирование занимали наиважнейшее место.
А.А.Петухов, на основании изучения архивных материалов Центра новейшей истории Тульской области (Фонд 1: Тульский губком ВКП/б), свидетельствует о культурной палитре Тулы 1913 года: «Ценители легкого жанра могут отдохнуть в варьете "Эрмитаж”, в котором в 9 часов вечера давал концерты "Русский хор” под управлением Волкова. Любители острых ощущений посещали кафе-шантан "Аполло”. Концертно-увеселительные мероприятия длились с 9 часов вечера до 2 часов ночи и позднее».
Историк А.А.Петухов в издании «Гордость земли Тульской» написал о Н.И.Белобородове и его ученике В.П.Хегстреме. Говоря сегодня о первом в мире оркестре гармонистов, рожденном на тульской земле, необходимо возрождать национальную гордость, воссоздав его. Изучая материалы Международного конкурса юных баянистов и аккордеонистов им. Н.И.Белобородова в Туле, очевидно, по предложению педагога Т.Е.Моисеевой и кандидата искусствоведения Т.В.Рыбкиной, можно укоренить национальный характер за счет введения номинации «исполнителей на гармони».
«Тульским Страдивари» называли М.К.Нестеренко – известного мастера струнных смычковых инструментов (коих 180). Михаил Кондратьевич – уроженец Полтавщины, перебравшийся еще в детстве с родителями в Тулу; работавший слесарем, а затем закончивший Тульское музыкальное училище. Изготовленные им скрипки, альты и виолончели были дипломированы на Всероссийских и Международных конкурсах; в его честь ныне открыта Мемориальная доска на доме, где он доживал (ул. Калинина, 10/151). А у первого тульского историка (1794-1866) Ивана Федоровича Афремова, в Списке «тульских мастеров, прославившихся своими изделиями в прошедшем и настоящем времени: Оружейники» находим среди тружеников-самородков: «Козьма Тимофеевич Орехов, органный и фортепьянный мастер, обладает музыкальным мастерством по природе».
Характерно пространственно-временнoе совпадение, именно в краеведном ареале, патриотических принципов жизнедеятельности блестящей личности – национального достояния эпохи российского просвещения, явленной в лице выдающегося ее гуманиста на тульской земле (Богородицкое и Дворяниново), – ученого-энциклопедиста А.Т.Болотова (1738-1833), создавшего не только первый в России детский театр и сочинявший к нему пьесы, но и первый у нас детский «симфонический» оркестр – музыкальную школу. В «трудах и днях» (словно античный Гесиод) перенесший отечественную культуру из века в век, произведением «Жизнь и приключения Андрея Тимофеевича Болотова, описанные самим им для своих потомков», он честно ответствовал: «Словом, все у нас было так хорошо, так весело и так приятно, что заезжавший к нам в сие время /на святки 1779 года – О.Ф./ и на третий день праздника обедавший у меня губернатор брал сам в увеселениях наших соучастие и завидовал даже нашей жизни, говоря, что они и в губернском городе такими приятностями дружеской простой жизни не пользуются, как мы, живучи тут в маленьком городке». Показательны и музыкальные факты, указанные в рукописном фрагменте Юрия Ульриховича Фохт-Бабушкина «За что я люблю его?» – для книги о (тульском уроженце известной фамилии врачей и революционеров Смидовичей, сыне детского врача Тулы Викентия Игнатьевича Смидовича) В.В.Вересаеве: «Будучи ужe стариком, он записался в кружок современных танцев, объясняя это следующим образом: чтобы понять молодежь, надо знать о ней все, знать и ее любимую музыку, и ее любимые танцы. Ведь он был писателем в сущности молодежным. Подавляющее большинство его рассказов и повестей написано о молодежи и для молодежи».
А вот что вспоминает (в публикациях газетной статьи «Человек он был высочайшей духовности…») племянница Викентия Викентьевича Вересаева Ирина Николаевна Смидович. «После ужина, часов в восемь, когда ужe наступали сумерки, мы – я и моя младшая сестра – подымались с дядей Витей на второй этаж, на открытую веранду, и он пропевал нам за вечер по опере. Он пел мужские арии, женские, пел за оркестр "Ту-ту-ту… Тра-та-та-там…”. И при этом, конечно, рассказывал сюжет. <…> Вот таким необычным образом мы прослушали много опер. Хорошо помню "Князя Игоря”. <…> А потом "Евгений Онегин”, "Садко”, "Пиковая дама”, "Риголетто”, "Иван Сусанин” и много, много других. Пел он нам и романсы… И больше всего Чайковского. Представляете?! Пел нам, двоим девочкам, девчонкам! <…> А в дождливую погоду, особенно в августовские длинные вечера, мы собирались у топившейся печки и, сидя на полу, пели русские народные песни. Запевалой у нас всегда был дядя Витя. Он лучше всех знал мотив и слова. У него был очень красивый бархатный голос. По-моему, баритон. Мы дружно ему подтягивали, невольно подчиняясь настроению песни».
Просматриваемый на сегодняшний день тульский ареал персоналий, некогда принципиально взаимоувязанный с культурной эпохой ХIХ века, изначально включает в себя имена Даргомыжского и Мусоргского, творчество которых пролонгированно укладывается в исходные панегирические рамки. Однако, тот же Б.В.Асафьев резко предостерегал против некритичного возвеличивания наследия дилетантизма в их музыке (прежде всего – в профессионализме освоения и палитре музыкальных жанров, в приближении и разработке симфонизма мышления). Пристальное исследование творческого наследия А.С.Даргомыжского и М.П.Мусоргского, возможно – именно в парадигме регионоведения, как раз и позволит полностью проанализировать историю развития русской культуры.
В ХХI веке на Тульской земле начался проект Программы «Великие дилетанты», и первый концерт оказался посвящен великому русскому художнику-профессионалу и просветителю, активно увлекавшемуся композиторством – В.Д.Поленову, чей Музей-заповедник в Борок-Бехове живописно расположился на приокских просторах. Однако озвучание Поленовской Программы, оживление-исполнение его музыки выполнили артисты … из Калуги: лауреат Всероссийского и Международных конкурсов Калужский камерный хор (художественный руководитель и дирижер Лилия Афанасьева), а также Калужский камерный оркестр (художественный руководитель и дирижер – инициатор проекта Гарри Азатов, который к тому же и сам талантливый художник).
Детальное обращение к ключевым – переломным моментам отечественной истории демонстрирует многие факты осознанного устремления народного просветительства в передаче дворянами европеизированной культурной традиции как младшим поколениям, так и крестьянской среде, от коей реально отгородиться никогда не удавалось. Одно лишь знаменательное единение этих полюсов духовности русского мира – в революционных и военных пожарищах – поистине символично. Эпиграфом к деятельности всех дворянских интеллигентов-патриотов может служить блестящая характеристика, прозвучавшая в письмах (1928) художника Леонида Осиповича Пастернака (отца поэта Бориса Пастернака) о создателе первого в России музея в сельской местности (Борок-на-Оке): «Поленов сторицей воздал народу за то, что тот дал ему возможность, поколениями накапливая культурность, подняться на ту высоту, на которой он стоял во всю свою прекрасную, творчески прожитую жизнь». А опера В.Д.Поленова на античный сюжет «Призраки Эллады» звучала не только в Москве и Тарусе, но и в яснополянских окрестностях: ее поставил в сельской школе тульский музыкальный деятель Александр Николаевич Стасенко.
Современное композиторское творчество Тулы и Тульского региона многолико. Проникновение информационных технологий обеспечило всем авторам гипотетические возможности записать и услышать свои сочинения; некоторые даже активно ищут и находят для этого финансовые субсидии. Вопросы ценности творческого материала, изготовления аранжировок, уровня студийных записей, качества носителей и пр. остаются на совести самих авторов. Разнятся и устремления их в пропаганде своего творчества.
Активный член Общественной Палаты Тульской области Олег Вячеславович Пономарев – издатель альманаха «Вдохновение», где можно найти статью корреспондента Ирины Скибинской о творческом пути тульского пианиста Якова Соловьева. О.В.Пономарев был директором толстовского музея в Никольском-Вяземском, в воссоздании которого принимал основное участие «Туламашзавод» (в лице директора Вадима Сергеевича Усова).
Олег Пономарев к тому же – автор бардовских музыкально-поэтических сборников и CD-альбомов. Особенно выдержан в «рафинированном» стиле (по выражению корреспондента Олега Хафизова, увязавшего выработанный профессионализм с опытом филармонической деятельности) его третий компакт-диск «Scherzo».
Тульские барды имеют несколько приютов для творческих показов. В Тульском региональном культурно-просветительном Центре работников образования («Дом учителя») много лет действовал Клуб авторской песни «Бригантина», функционирует литературное объединение «Радуга» (руководитель Александр Ситников). По инициативе большого энтузиаста идеи пропаганды «творчества души» туляков – автора собственных поэтических и музыкальных сочинений Светланы Владимировны Третьюхиной, в помощь создано музыкально-литературное объединение «Лира».
При поддержке Конгресса интеллигенции Тульской области ежемесячно популяризирует культурное наследие возрожденный на базе Дома учителя Лекторий «Изучай свой край», которым ведают Почетные граждане города Валерий Георгиевич Ходулин (автор книг «По призванью – туляки») и Вячеслав Иванович Боть. Постоянную работу бескорыстных энтузиастов ведет научно-методическая Секция культуры и искусства Тульской областной организации «Общества "Знание” Российской Федерации», которую некогда возглавлял незабвенный Николай Александрович Милонов.
Значение исторической констатации обретает (ставшее ужe «периодическим») совместное издание областными творческими организациями тульских литераторов (Союза писателей РФ и Союза Российских писателей) и рядом самодеятельных авторов серии коллективных сборников (прозы, поэзии и публицистики): «Ветер времени над полем Куликовым», «Великий май», «Свет любви», «Здравствуй, Тула», «Отчий край» (и готовящегося, под рабочим названием «Тула – наш общий дом»). Многие их строки были, стали (или становятся) песнями. Изданы и «Новые песни о Туле».
Конечно, уникальным почитается «Тульский клуб по изучению и пропаганде творчества Владимира Семеновича Высоцкого "Горизонт”», который в 1988 год
— Филатова О. И., доцент кафедры музыкально-художественного образования социально-педагогического факультета ТГПУ им. Л.Н.Толстого, академик Международной академии детско-юношеского туризма и краеведения, член Союза краеведов Российской Федерации
Категория: Тесты, обзоры, статьи | Просмотров: 1902 | Добавил: uh_pavel | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]